Пт. Окт 30th, 2020

Позор мирового масштаба. Премии Пластова не будет!

Премия Кандинского – 50 тысяч евро. Премия Марселя Дюшана – 50 тысяч евро. Премия Тернера – 40 тысяч фунтов. Премия Пластова – 500 тысяч евро. Свой мега-проект в области искусства губернатор Морозов огласил на пресс-конференции в лондонском аукционном доме MacDougall. Призовой фонд премии в 25 млн. рублей должен был стать самой большой премией в современном искусстве. Ее вручение было запланировано на осень.

Та поездка-презентация в Лондон наделала много шума. Во-первых, потому, что так и не было получено ответа, на чьи деньги каталось в столицу Великобритании ульяновское чиновничество во главе с губернатором. Во-вторых, не раскрывались источники столь щедрого финансирования «нобелевки», Морозов обещал открыть СМИ меценатов накануне вручения премии, однако этого не случилось. То ли от того, что все свои деньги ульяновские меценаты потратили на выборы, то ли от того, что Морозов наконец-то признал, что ситуация в регионе с экономикой просто шваховая, и Пластовская премия – не что иное, как пир в разгар чумы.

Как стало известно Ulnovosti.ru, только что министр культурной политики Татьяна Ившина журналистам объявила новость – Премия им. Пластова вручаться не будет. Как быть с теми художниками, которые уже прислали свои заявки на соискание премии и за которых в настоящее время на министерском сайте идет голосование, – не известно.

– Это решение нами принято после достаточно долгого и непростого обсуждения этого вопроса, в том числе и с нашим художественным сообществом, с нашими московскими партнерами из Союза художников России, который является соучредителем премии, – заявила Ившина. – Теперь это мероприятие переносится на 2014 год – Год Культуры в РФ и состоится также в конце сентября в рамках следующего Международного культурного форума. Одна из главных причин – мы не смогли в полном объеме доработать нормативный документ – Положение о премии. Слишком оперативно было объявлено о столь большом количестве номинаций, о таком высоком призовом фонде. Было много вопросов к критериям, размерам, обоснованности, той или иной номинации. И мы поняли, что за такой короткий срок – шесть месяцев – подготовить качественное Положение, понятное и самим художникам, и тем, кто будет средства распределять, мы вряд ли сможем. Большой своей ошибкой мы считаем и кулуарное обсуждение всего, что касается премии внутри конкретно нашего министерства. Впредь мы вынесем все эти вопросы через СМИ на широкое обсуждение.

По словам Татьяны Ившиной, сами художники предложили перенести сроки вручения премии Пластова на следующий год. – В этом нет большого обмана, поскольку еще в январе этого года говорилось, что премия будет вручаться раз в два года, – заявила чиновница. – Вот правительство Ульяновской области и решило, что на данный момент регион не готов в полной мере предъявить художественному сообществу России и нашим международным партнерам качественный документ и структуру премии. Чтобы потом уже не было никаких вопросов. Ведь задача наша не просто раздать деньги, но и понять, кому и за что данная премия будет выдана.

Но абсолютно точно – перенос Пластовской премии с 2013 на 2014 год это не вопрос отсутствия денег!

– Но, Татьяна Александровна, об этой премии было так громко заявлено на международном уровне во время презентации премии в Лондоне. Как теперь быть с этим? Ведь наш регион достаточно громко «крикнул» о своих амбициях…

– Повторяю: мы не отказываемся от премии вовсе, не ставим на ней крест. Никто не закрывает этот вопрос. Она абсолютно точно будет вручена в следующем году после устранения всех ошибок с нормативными документами. Мы не можем сейчас загонять самих себя в угол и подставлять доверившихся нам художников. И губернатор, и моя предшественница на посту министра Татьяна Мурдасова, и я искренне хотели увеличить масштабы премии. Возможно, вопрос был не до конца доработан. Я за три месяца в силу многих обстоятельств так и не смогла превратить имеющийся, доставшийся мне в наследство от Татьяны Геннадьевны, документ в стоящий. Не хватило мнения серьезного экспертного сообщества. Постараемся впредь не повторять тех же ошибок.

– Размер премии уменьшен не будет?

– Я не исключаю, что будет предложен некий иной формат премии Пластова. Знаю о предложениях часть премии в некоторых номинациях сделать, например, грантовой. И вручать не за уже состоявшиеся заслуги, а по факту исполненной издательской или выставочной заявки. Нам бы хотелось, что Пластовская премия ассоциировалась и с именными стипендиями талантливой молодежи. В этом случае возникает иная концепция. Сумма премии останется прежней, а сама ее структура может поменяться.

Известный ульяновский живописец, заслуженный художник России Борис Склярук, объясняя свое видение переноса премии Пластова был, как показалось нашему порталу, более конкретен и честен:

– У нас в области сегодня наших денежных мешков не растрясешь на меценатство настоящей реалистичной живописи. Они к нам приходят и заказывают багеты для барахла, купленного за границей, которое они принимают за изобразительное искусство… Не все то золото, что блестит. В своем Отечестве пророков нет…

Кто бы сейчас что ни говорил, как бы не пытались ульяновские чиновники красиво выйти из скандальной ситуации, итог пиар-затеи ульяновского губернатора известен: громко на весь мир заявленная губернатором Морозовым самая большая премия в области живописи потерпела фиаско. Денег у нищего региона нет. Любовь Морозова к пиару сыграла с ним злую шутку. А это уже не региональный и не федеральный позор. Это позор мирового масштаба.

Ирина Казакова, Иван Собакин