Пн. Июн 21st, 2021

«Зеленый регион» Сергея Морозова как рекламный трюк ульяновского губернатора

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов объявил о введении НЭП — новой экологической политики. Он поручил создать экологическое движение «Зеленый регион», пообещав, что в него войдут «не только чиновники». Критики идеи считают ее очередным рекламным трюком.

“Ульяновская область должна стать центром экологического развития”, — заявил губернатор в начале декабря на совещании с участием региональной Общественной палаты, Экологического правительства и Экологической палаты. Несмотря на то, что Ульяновская область ежегодно становится лидером экологического рейтинга организации “Зеленый патруль”, Сергей Морозов посчитал, что в 2021 году региональную экологическую политику нужно переформатировать. Он обещает приблизить ее к потребностям граждан, ввести “экобарометр” в форме опросов и исследований, помогающих взглянуть на ситуацию глазами людей. Среди прочих мер перечислены и такие: повысить роль главных экологов в муниципалитетах; обратить внимание на промышленную экологию; начать видеонаблюдение за предприятиями; ввести региональный экологический рейтинг; сосредоточиться на снижении вредных выбросов, шумового и светового загрязнения, очистке водоемов, вывозе и переработке отходов; составить карту источников загрязнения.

Глава региона признал, что нужно вести диалог с жителями и получать от них оперативную обратную связь. Он заявил, что будет создано “большое экологическое движение, которое включало бы в себя не только чиновников, но и экспертов, представителей бизнеса, общественности, экоактивистов” (цитата из сообщения пресс-службы губернатора). Министр природы и цикличной экономики Ульяновской области Гульнара Рахматулина сказала, что экологическое движение “Зелёный регион” будет соответствовать “глобальным трендам в сфере экологии”. “При формировании новой экологической политики региона все наши усилия должны быть направлены на борьбу с истощением природных ресурсов, развитие системы обращения с отходами, защиту атмосферного воздуха, снижение уровня потерь биологического разнообразия, восстановление деградирующих земель, развитие альтернативной энергетики”, — отметила Рахматулина. Заместителю министра Михаилу Загородникову поручено координировать работу движения “Зелёный регион”. Он также получил статус главного эколога области.

ДВИЖЕНИЕ СВЕРХУ, ИНИЦИАТИВА СНИЗУ

В интервью Загородников сказал, что каркас движения только формируется, при этом не власть и не губернатор являются его инициаторами: оно создается в ответ на “огромное количество обращений граждан”, которые указывают на те или иные экологические болевые точки. Тем не менее движение создается сверху, потому что эти проблемы имеют комплексный характер. Чиновник приводит в пример загрязнение воздуха в Заволжском районе Ульяновска, где люди давно жалуются на запах гари и задымление.

— Это вопрос и регионального министерства промышленности, и департамента по развитию предпринимательства, без участия губернатора одно министерство ничего не сделает, — сказал главный эколог. — Поэтому мы выступаем в роли инициатора [движения], но при условии совместной работы с обществом, общественными движениями, другими органами власти. Дело не в том, что у нас все плохо: мы выявляем и штрафуем нарушителей, но движение — это профилактика возможных нарушений в будущем, работа на перспективу. Наша цель — вовлечь в программу “Зеленый регион” максимальное количество граждан. Задача в том, чтобы люди не только обозначали проблему, но и предлагали пути решения.

По мысли инициаторов, обращение граждан поможет выявить сущность проблемы. Исходя из этого будут создаваться тематические группы, причем лидером группы может стать любой человек, готовый уделять этой работе свое время. Предполагается создать группы как минимум по девяти актуальным экологическим проблемам (этот актив Загородников называет “зеленым штабом”, в сообщении государственного агентства новостей “Media73” эта структура названа Координационным офисом по формированию экологического благополучия), в каждую группу войдет муниципальный или областной депутат, член общественной палаты, представители министерств, граждане, живущие на проблемной территории.

Заместитель председателя Ульяновского отделения Российской экологической академии Александр Каплин полагает, что движение, основу которого составят чиновники, может стать барьером на пути реальной самоорганизации, реальных общественников и активистов. По его мнению, инициатива сверху дискредитирует саму идею движения.

— Суть любого движения — это движение снизу, некая общественная потребность, которая не удовлетворяется государственным ресурсом, — говорит эксперт. — А когда государство в лице чиновников собирается апеллировать само к себе, это странно. Нам говорят, что будут выстраиваться дополнительные каналы общения с гражданами, что надо улучшать диалог, но почему по существующим каналам идут отписки? Вы хотя бы отчитайтесь перед населением по проблемам, о которых люди сообщали по существующим каналам, но решения так и не получили.

ТИШИНА В ЭКОПАЛАТЕ

Одним из таких каналов должна быть региональная Экологическая палата. Она появилась с подачи власти в 2011 году в качестве консультативного и экспертного органа, и в первые годы ее существования там велись жаркие дискуссии с участием неравнодушных экологов-активистов. Потом неформалы отошли в сторону, поняв, что палата в целом не является независимым общественным органом и подчинена власти. С тех пор экопалата так и не стала влиятельным органом. При этом постоянно говорится о расширении ее роли. В марте 2020 региональная власть объявила о создании Экологического правительства, которое возглавил сам губернатор. В состав этого правительства вошли и члены экопалаты.

“Теперь областные экологи должны будут ежегодно отчитываться перед членами экопалаты о проделанной работе в рамках муниципалитета, — сказал тогда бывший министр агропромышленного комплекса и развития сельских территорий Михаил Семёнкин. — Если отчёт будет признан ненадлежащим, то эколог должен будет покинуть свой пост” (сам Семенкин в ноябре лишился своей должности в связи с утратой доверия после того, как слетал в отпуск на частном бизнес-джете в Ниццу через Лондон вместе с главой Чердаклинского района Марией Шпак).

В ноябре истек очередной двухлетний срок полномочий Экологической палаты, в которую входят 12 человек. На том же совещании у губернатора зашел разговор о ее переформатировании.

— Нужен новый состав палаты, потому что из 12 человек шесть или семи утратили к ней интерес — или заняты на основной работе, или им неинтересно, — сказал в телефонном интервью председатель областной Экологической палаты Алексей Сидоров. — Они и заявлений [о выходе из состава] не пишут, и ничего не делают. Это патовая ситуация. Но мы, что смогли, сделали: завели аккаунт в сети “В контакте”, наладили некоторое взаимодействие с жителями, пишем запросы в органы власти, выступаем в прессе. Но наш орган работает не в полную силу, это видно всем — и жителям, и губернатору. Нужно что-то делать. Надеюсь, что с новым составом работа активизируется. У нас много проблем по части экологии, их надо как-то решать. Что касается движения “Зеленый регион” — это пока только концепция, конкретики еще нет.

Сидоров признает, что у экопалаты не получается взаимодействовать с муниципальными властями, особенно Ульяновска: “Мы отправляем письма, а в ответ тишина”. Александр Каплин говорит, что ни Экологического правительства, ни Экологической палаты “не видно”.

— Они и не общественное движение, и не экспертное сообщество, по региональным проектам их мнение всегда соответствует мнению правительства, — говорит он. — И движение “Зеленый регион” создается, как кажется, чтобы адаптировать действующие инициативы [власти], а настоящее экологическое движение воспринимается в штыки. Если требуется одобрение “общественности”, то его проводят через Экологическую палату. Ну, будут теперь то же самое делать и через движение.

ЗАПАХ ОТЕЧЕСТВА

Ульяновский общественный активист и блогер Камиль Багаутдинов припоминает, что такие движения создавались и ранее, начиная с “Зеленого патруля” (общественная организация, из года в год включавшая Ульяновскую область в число регионов России с самой благоприятной экологией ), но они ни к чему не привели.

— Взять хотя бы Заволжье: четыре года каждый день обсуждают, откуда в воздухе гарь — невозможно форточку открыть, на улицу выйти нельзя. На берегу Волги около Красного Яра нашли баню и говорят нам, что вся гарь якобы от этого. На заводы-резиденты промышленной зоны Заволжья не обращают внимания, ищут бани, шашлычные, мангалы.

— Отчасти виновата промзона, отчасти гаражи, где существует целая “гаражная экономика”, — комментирует Михаил Загородников. — Удивительно, но показатели состояния атмосферы в пределах нормы. В воздухе пахнет гарью, начинаем смотреть санитарные посты — они ничего не показывают! Рейды выявляют, что люди в зоне гаражей жгут производственные отходы, отапливают помещения дровами. Будем газифицировать промышленную зону, переводить мелкие производства из гаражей в промзону, создавать кластер или технопарк. В гаражах работает много людей, жителей нового города. Задача — не поубивать их гаражные производства, а выработать совместный план решения, как это прекратить, не закрывая их бизнес.

“НЕПЛОХАЯ ЭКОЛОГИЯ”

Гарь в Заволжье — далеко не единственный признак экологического неблагополучия региона. Релизы прокуратуры регулярно сообщают о несанкционированной вырубке лесов в районах области. Зеленые зоны в Ульяновске уничтожаются в интересах застройщиков, а городская дума с подачи мэрии легализует это путем точечных изменений в генплане. В частности, сегодня мэрия планирует засыпать пруд на улице Шолмова в Ульяновске и на его месте построить детсад, а для этого поправить генплан, чтобы пруда на нем как будто и не было. В августе этого года вырубили полторы сотни деревьев в Винновской роще в Ульяновске, школа олимпийского резерва по биатлону сделала это самовольно. В этой же роще годами течет ручей из мазута, виновника утечки экологи долго не могли установить, теперь склоняются к тому, что это РЖД. В 2017 году в Мулловке Мелекесского района прорвало хранилище отходов производства, принадлежащего самарскому ООО “Гиппократ”, производителю спиртовых настоек. Тысячи тонн зловонной и токсичной барды вылилось в пруд Красотка и уничтожило в нем все живое, ущерб природе не возмещен, пруд остается мертвым. С 2002 года в городе Барыш не работают очистные сооружения, с тех пор канализационные стоки попадают в реку Сыр-Барыш, и лишь спустя 17 лет власти заговорили пока только о проектировании новых очистных сооружений. В селе Новочеремшанск местный житель свалил в русло реки Большой Черемшан 150 “Камазов” строительного мусора. Бич Ульяновска — шумовое загрязнение, и это не только звуковая реклама и громкая музыка из кафе: ежегодно с наступлением тепла по центральным улицам города с оглушительным ревом носятся байкеры, как минимум двукратно превышая скоростной режим, но ГИБДД разводит руками: “У нас нет транспортных средств, чтобы их догнать”. О рециклинге тоже говорить не приходится: инфраструктура раздельного сбора отходов отсутствует или находится в зачаточном состоянии.

“Меня сегодня больше всего волнуют несанционированные свалки, — говорит главный эколог Михаил Загородников. — Горящий вопрос — рекультивация полигона для отходов в Красном Яре, рекультивация Винновской рощи, где пока течет мазут, хотя и меньше, восстановление пруда Красотка, прекращение незаконной рубки леса”. При этом он говорит, что “экология у нас неплохая” и даже “отличная”, его министерство “держит на контроле” все болевые точки, а все вышеперечисленное требует комплексного решения.

— Если сравнивать Ульяновскую область с крупными промышленными центрами, то нас, наверное, нельзя внести в топ грязных регионов, что объясняется сокращением промышленного производства, — считает главный редактор интернет-издания “Улновости” Ирина Александрова. — Но проблемы экологические очень большие. В районах области серьезные сложности с вывозом мусора, но нормальных перерабатывающих предприятий нет. Те 5 миллионов рублей, что выделены на ликвидацию экологической катастрофы в Мулловке, — это ни о чем: там надо 300 млн как минимум. Из-за отсутствия канализации в ряде сел и городов фекальные стоки текут прямо в реки. В поселке Цемзавод цементное предприятие работает в три смены, но поскольку официально оно не принято в эксплуатацию, санитарно-защитной зоны вокруг него не установлена, и жители, включая детей, дышат цементной взвесью. За последние десять лет количество лесов в Ульяновской области сократилось вдвое из-за масштабной вырубки, которая ведется даже в защитных зонах. Был проект “Зеленый щит”: предполагалось поставить на учет зеленые насаждения в городе и вокруг него, чтобы в дальнейшем их не трогать, но проект не реализован. Не соблюдается и “зеленая конституция” (распоряжение губернатора от 12 июля 2012 года “О дополнительных мерах по защите зелёных насаждений” ).

Александрова говорит, что Сергей Морозов продуцирует одну “зеленую” инициативу за другой, потом все это забывается,после чего рождаются новые инициативы. “Ни одна не доведена до конца, все лопается”, — говорит журналист.

НЕОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ КОДЕКС

В 2013 году был принят так называемый Экологический кодекс Ульяновской области, где излагаются основные направления экологическое политики, перечисляются региональные законы в сфере экологии, дается перечень природных ресурсов, “зеленые” советы на каждый день и многое другое. С тех пор появился проект нового Экологического кодекса, который должен был быть подписан 28 марта, чтобы, по мысли губернатора, служить “инструментом эффективной работы по охране и защите окружающей среды”. Но обновленный кодекс с тех пор так и не приняли. Впрочем, как говорит Александр Каплин, он в любом случае носит декларативный характер.

— Он хорош для пиара, но не носит обязательного характера, поэтому никто не может использовать его для защиты своих прав, — говорит Каплин. — В суд и прокуратуру с этим не пойдешь, прокуратур, вынося протест или представление, тоже не может на него сослаться. Меня удивляют формулировки [которые используют чиновники, отвечающие за экологию]: “мы должны”. Кто должен? Если губернатор и правительство этого не делают, то кто должен? Без юридически обязательных норм и без финансового подкрепления из бюджета декларации останутся декларациями.

Алексей Сидоров сказал, что видел новую редакцию кодекса, от старого он не очень отличается, поэтому “дело за малым — реализовать его”. Сидоров надеется, что к этому можно будет приступить, когда в Экологическую палату удастся “влить свежую кровь”.

— Кодекс, принятый в 2013 году, — это образовательное издание для повышения экологической грамотности, — поясняет Михаил Загородников. — Информация в нем до сих пор актуальна, им можно пользоваться, но принять кодекс как полноценный законодательный акт, содержащий систематизированные отраслевые нормы, — это уже федеральные полномочия. Поэтому мы надеемся в рамках нашего “зеленого штаба” подкорректировать положения кодекса и рекомендовать ввести его на всей территории РФ. Это работа не одного дня.

Загородников признает, что его тоже раздражает запах в воздухе и свалки в лесу. “У меня самого все хорошо, но я начинаю переживать за родину, — говорит он. — Хотелось, чтобы был порядок. Нам дальше жить, у меня двое детей, я надеюсь, что они будут жить в чистой стране”.

Сергей Гогин

Комментарии:

  1. Оденьте СИМу кепку-Ильича, насмешил, НЭПа выдумал), опять посылку получил, ему бы детские рассказы-фантазии писать, цены бы ему не было))))

  2. Из статьи хорошо видно к чему привел 16-летний экологический треп губернатора и его кадровая политика, в которой свою роль отплясывают такие клоуны и пустобрехи как федоров, урдин, левитас и брагин.

  3. Загородников хоть что то реально делает, от Рахматулиной пиар и красивые картинки .

  4. «Как, милый Петушок, поешь, ты громко, важно!»- «А ты, Кукушечка, мой свет, Как тянешь плавно и протяжно: Во всем лесу у нас такой певицы нет!» — «Тебя, мой куманек, век слушать я готова».— «А ты, красавица, божусь, Лишь только замолчишь, то жду я, не дождусь, Чтоб начала ты снова… Отколь такой берется голосок? И чист, и нежен, и высок!.. Да вы уж родом так: собою невелички, А песни, что твой соловей!» — «Спасибо, кум; зато, по совести моей, Поешь ты лучше райской птички, На всех ссылаюсь в этом я». Тут Воробей, случась, примолвил им: «Друзья! Хоть вы охрипните, хваля друг дружку,— Все ваша музыка плоха!..» _________
    За что же, не боясь греха, Кукушка хвалит Петуха? За то, что хвалит он Кукушку.

  5. Морозов врун и сказочник капиталистической эпохи

Обсуждение закрыто.