Пт. Янв 28th, 2022

1 500 рублей налогов и ни в чем себе не отказывайте. Жители Михайловки против разработки сельхозземель под песчаный карьер

О том, как беззастенчиво грабили область 16 лет местные и залетные гастролеры мы хорошо знаем. Нефть, лес песок, вода, земля… Ульяновская земля для чиновников была как сафари — добыли, обналичили, выкачали в оффшор, перевезли семьи и все — хоть трава не расти. Со сменой власти у ульяновцев появились новые надежды и ожидания. От Русских ждут не только решение десятилетиями не решаемых проблем и прекращение продажи рабсилы за копейки иностранным и иногородним варягам под соусом инвестиционной привлекательности области. От него ждут ликвидацию коррупционного спрута и кумовства, начиная с облправительства и до муниципалитетов, которые мешают развитию региона.

Но не все это поняли. Старая морозовская команда по привычке пытается успеть хапнуть. Снова в так любимом нашей редакцией Тереньгульском районе. Снова тема разграбления недр и удара по природе. Снова мутные фирмешки из Самары, друзья и интересы министров и огромные деньги на кону. Итак, начинаем. Новый мост из Тольятти, который должен разгрузить плотину ГЭС и ускорить выход транзита на трассу М5 .Огромная стройка требует огромного количества песка. А крупные месторождения песка — как раз недалеко — в Тереньгульском районе. Группа товарищей из неслабого чиновничьего клана областного и районного уровня, вовремя подсуетившись, хапнули за пару копеек месторождение в Михайловском поселении Тереньгульского района. Не остановил даже ульяновский ФАС, отменивший результаты торгов сразу по двум поступившим в ведомство жалобам. Минприроды, которым в том числе заправлял министр Семенкин, результаты торгов тогда так и не аннулировало. Да что там ФАС с его 100-тысячным штрафом, когда на кону такие миллионы!

Быстро сбрив растущий над карьером лес, самарские «кроты» начали круглосуточно черпать песок. Песок чалят из Гавриловского месторождения на роттенберговский мост вереницами КАМАЗов, аж земля дрожит, мосты и дороги разрушаются. За последний год с небольшим фирма со смешным названием «Светоптторг- Поволжье» среднесписочной численностью 1 сотрудник и еще более смешным уставным капиталом в 10 тыс. рублей (по открытым данным Rusprofil.ru) умудрилась выкачать только по официальным данным 2 миллиона 400 тысяч кубов песка. Последнее подтвердили на публичных слушаниях сами представители компании. При стоимости песка в 200 рублей за тонну ушлые коммерсы могли поднять за этот период примерно полмиллиарда рублей, хотя опять же, по данным Rusprifil.ru ушли в убыток в 600 тыс. рублей. При этом заплатили в бюджет поселения меньше 1500 рублей. Не считайте нули, все правильно — полторы тысячи рублей.

Добыча песка — один из самых доходных и криминализированных видов бизнеса. Почему доходных? Затраты копеечные — налог на добычу полезных ископаемых смехотворный. Реальные производственные затраты на добычу и отгрузку песка — топливо да зарплата экскаваторщиков и бульдозеристов. Хотя судя по озвученным на сегодняшних публичных суммам уплаченного фирмешкой НДФЛ в 15 000 с хвостиком в год, работяги у них находятся либо в рабстве, либо им платят в голимую чернушку. Что, в свою очередь, опять же не стыкуется с официальными открытыми данными.

ГЕНЕРАЛ ПЕСЧАНОЙ КАРЬЕРЫ

Ну и самое главное — никто и никогда не сможет узнать реальный налогооблагаемый объем добытого песка – весы самарские коммерсы не устанавливают не зря, а маркшейдерский способ оценки добычи, которым пользуются самарские дельцы — расчетный и очень приблизительный — пару десятков тысяч тонн туда-сюда никто не увидит. А если никто объем добычи не проверяет, да особо и не стремится, то ничего не мешает двинуть возможную неучтенку налево. Любая стройка с радостью потратит черный нал на неучтенный песок.

Особенно когда выставляет на торги и одновременно проверяет один региональный министр, предпочитающий летать бизнес-джетами на Лазурный берег Франции и оплачивающий эти перелеты постфактум. Для этого в учредителях фирмы есть близкие к любителю устриц люди. Знакомьтесь: 40% долей в уставном капитале ООО «Светоптторг- Поволжье» принадлежит тереньгульцу Алексею Лисину, он же с 2014 по 2016 годы на пару с родным братом Антоном Семенкиным были гендиректором и учредителем ныне ликвидированного ООО «Тереньгульские деликатесы», в то время как сам будущий министр Михаил Семенкин рулил тереньгульским «Росбеконом». Так что связь министра с добывающей компанией самая что ни на есть прямая, может быть связана давней дружбой, а, возможно, и финансами того самого Гавриловского месторождения. Как это случилось после приватизации ОГУП «Вешкаймский лесхоз», когда, со слов одного из учредителей, обратившегося в правоохранительные органы с официальным заявлением, половина долей в новом ООО оказалась оформлена на доверенное лицо министра Семенкина.

Кстати, г-н Лисин не только учредитель компании, которой на откуп отдано данное месторождение, но и владелец еще одной фирмы – ООО «Ресурс», занимающейся грузовыми перевозками. Так что вполне возможно, что именно сюда перетекают десятки миллионов рублей от добытого и довезенного до тольяттинского моста «золотого песка». Выручка у ООО «Ресурс» почти в два раза выше, чем у добывающего ООО «Светоптторг-Поволжье», хотя числится по данным Rusprofil.ru также один сотрудник.

Неспроста же министр Семенкин шел на риск, посылая ульяновский ФАС на эти же три буквы?  Не за красивые глаза целый год забывало о том, что «Светоптторг-Поволжье» обязано отчитываться об объемах геологоразведочных работ, а также о рекультивации самого месторождения. Напомним, в марте месяце 2021 года по жалобе местных жителей под прокурорскую проверку попали чиновники регионального минприроды, которые закрывали на все это глаза, не мониторя ситуацию с пескодобычей. Выкачившая почти 2, 5 млн. тонн песка фирмешка не сдавала ежеквартальные отчеты о выполнении условий и сведений по налогам при пользовании недрами. Более того прокуратурой вскрылись вопиющие факты нестыковок в документации, которая была выставлена на аукцион. Так, в лицензии указано, что участок расположен на землях сельхозназначения, хотя при натуральном обследовании выяснилось, что частично он занимает земли Гослесфонда, где добыча природных ресурсов запрещена. И после всего этого кто-то думает, что министр не причем и радеет за экономику области?

Итак, сухой остаток. Некая самарская фирмешка, перерегистрированная для удобства в Ульяновской области за год с небольшим сделала в нашей земле дырку размером с десяток футбольных полей и глубиной с 10-этажный дом. Выкачала полезных ископаемых почти на пол-ярда, заплатила за год в поселковый бюджет 30 буханок хлеба и выкосила лес. Что делают нормальные коммерсы при такой наглой движухе? Замаливают грехи, идут в социалку, ремонтируют дороги в поселении, протаскивают свет ну и тд. Они ведь не просто работают на этой земле — они выкачивают местные ресурсы.

Но ничего этого не случилось, самарцы захотели под шумок еще земель под карьеры. Впереди еще несколько участков, включая прекрасный лес. Кстати лес идет бонусом. Его продажа кругляком принесет дельцам еще примерно 160 миллионов. Одна проблема – земли, на котором он произрастает, и которая должна пойти под новые карьеры – сельхозназначения. Последнюю нужно переводить в земли промышленности. Пришлось дельцам проходить крайне неприятную процедуру публичных слушаний. Как всегда, пытались провести тихо, без шума и пыли, как обычно проходят подобные слушания. Не тут-то было. Михайловские коммунисты позвали на выручку подкуровских партизан. Объяснили об ущербе, который наносят бизнесмены природе и местному поселению. И выкатили народные требования дельцам — благоустройство сел родного Михайловского поселения. На 30 миллионов. Естественно на добровольной основе. И это кроме требований обязательной рекультивации карьеров и лесовосстановительных работ, за которыми обещают следить.

Коммерсанты, конечно же, такого результата публичных слушаний не ожидали. Хотя готовились вместе с родной районной администрацией с особым вниманием: притащили на них поселковых бюджетников, местных чиновников, рабочих и жен рабочих, которые требовали хлеба и зарплат. Пытались политизировать ситуацию… В общем, действовали старыми, избитыми до оскомины морозовскими технологиями, потому как ничего нового придумать не могут. 16 голосами против перевести в Генплане Тереньгульского района 50 га земель с лесом из разряда сельхозназначения под новые карьеры у районных чиновников по заказу самарской фирмы пока не получилось. Местные жители Михайловского поселения — «вотчины» министра Семенкина — выступили против.

Чиновники вместе с коммерсантами уехали в Тереньгу, бросив в зале на столе как ненужную бумагу даже официальный документ – тот самый протокол публичных слушаний. Не исключено, что для дальнейшей фальсификации нового, либо решения возникшей проблемы через районный совет депутатов. Последний имеет полное право забить на публичные слушания, приняв мнение жителей к сведению и переведя земли в Генплане по своему усмотрению. Министр Семенкин и родственница его друга-учредителя ООО «Светоптторг-Поволжье» Лисина г-жа Барышева, по счастливой случайности являющаяся Главой Михайловского поселения и заседающая в районном совете депутатов, владельцам песчаных карьеров в помощь.

Не прошло и пару часов, как после завершившихся полным провалом публичных слушаний в недрах райадминистрации началась чиновничье «броуновское движение»: в район прискакал целый депутат ЗСО Вячеслав Ковель. Скорее всего, под его непосредственным руководством будет разрабатываться «План Даллеса» районного масштаба: про врагов-коммунистов, «вымогающих» 30 миллионов у инвестора, предприниматься кривые попытки продавить районных депутатов на фальсификации или закрытие глаз на результаты публичных слушаний. В связи с чем мы обращаемся к губернатору Алексею Русских, депутату Госдумы Алексею Куринному и в прокуратуру Ульяновской области с просьбой провести проверки деятельности всех организаций и чиновников, вовлеченных в разработку каскада карьеров Михайловского поселения. Во всей этой коммерческой истории слишком много нестыковок.

Если, как сегодня заявили представители ООО «Светоптторг-Поволжье», они добыли 2, 5 млн. тонн песка, то что у компании с выручкой и почему она ушла в убыток? Если платит по-честному зарплату, то почему такой маленький НДФЛ? Почему официально в компании числится один человек, а неофициально представитель фирмы называет 22?  Вопрос к губернатору по зарплатам и по контролю за добычей, а также про возможную коррупцию. При бывшем губернаторе Морозове в региональном минсельхозе она была нормальным явлением, а сейчас?

Масштабы добычи недр и разрушения инфраструктуры, которые наносятся инвестором, можно оценить даже по сюжету, снятому минувшим летом.

Комментарии:

  1. В одном известном романе товарищу Сталину приписывают ставшую культовой фразу: «Столько у нас органов, а трёх человек поймать не могут.»

    1. По сути этими, по-сталински «тремя, которых поймать не могут», являются: заказчик(инвестор, прости господи) ,подрядчик(фактически, перевозчик) и областная администрация (правительство), ее министры — нашедшие этих «инвесторов» и получившие откупные (откат). Все. У нас в регионах созданы структуры 54(!!) федеральных органов, через пальцы которых, как песок, деньги утекают.
      Местные администрации бессильны.

  2. Почему, например, за арендатором (инвестором) должны гонятся местные администрации за угробленные дороги и скрытые от налогообложения прибыли — тащить их в суды? Почему в инвест Соглашениях обязательства по «компенсации ущерба» от их деятельности предусмотрены только ПОСЛЕ окончания работ? А если ущерб превышает выгоду, а по факту в Тереньге так и случилось, — что делать? Эти все вопросы в коррупционной системе просто повисают.

    1. к сожалению, за ними администрации не гоняются. им глубоко фиолетово, а за банку краски или песка для детского сада, полученную от инвестора, они на него молиться будут. Гоняются и вскрывают либо местные активисты, либо прокуратура.

  3. Верно. Так устроена бюджетная система — все налоги идут наверх, а в местную администрацию, в ее бюджет (а по сути, смету расходов) возвращаются в форме-виде «финансовой помощи» из бюджета области. Причем, ОБЕЗЛИЧЕННОЙ — никак не зависящей, сколько на ее территории болтается «инвесторов» и сколько средств они выжимают из территории, отданной им на это выжимание. Поэтому они и кланяются в пояс инвесторам, когда они привозят в качестве гуманитарки им минеральную воду Волжанка и пару мешков цемента (а песок у них, как видим, еще есть) на заделку дыр в стене райбольницы и на подходе к ней.

  4. Более 4-х часов на сайте Улновости вывешена информация об инвестиционной деятельности компании Т-Плюс. Интересный материал. А вот прокомментировать его невозможно — комментарии закрыты. Это рекламный материал, Ирина? Если нет, то можно было бы и открыть. Есть что сказать о политике компании в сфере инвестирования.
    С уважением, П.Романенко

Обсуждение закрыто.