Чт. Окт 29th, 2020

Дмитрий Савчук: губернатор Морозов взят в заложники

Подобно тому, как мастера сцены детально выстраивают образ театральных героев (жесты, мимика, интонации), полученные наблюдения я автоматически проецирую на политику – беспрерывно учусь у актеров и режиссеров формировать имидж чиновников, депутатов и общественных деятелей.

Со временем я стал подмечать, что многие актеры становятся заложниками своего амплуа. Вчера он, к примеру, блестяще исполнил комедийную роль, а сегодня играет драматическую. И вот сквозь все представление смотришь на трагика, а видишь вчерашнего шута. Самая успешная роль актера невольно загнала его в клетку шаблонов, не позволяя таланту раскрыться в чем-то новом. Вот как Александр Демьяненко: сыграл 100 ролей, а запомнился интеллигентным очкариком Шуриком.

В политике те же проблемы. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов очень хотел бы сыграть роль федерального чиновника. А по факту, как мне представляется, 10 лет не может выйти из роли провинциального «политического шута». Я поясню, чтоб было понятней.

Как писали СМИ, при финансовой поддержке Группы Компаний «Сок» Сергей Морозов избрался губернатором в 2004 году. После этого наиболее серьезной фигурой в руководстве области стал экс-начальник КРУ СОКа Александр Большаков, назначенный руководителем аппарата правительства. Олег Доничев стал заместителем главы региона. Андрей Баранов — руководителем Департамента по управлению имуществом. Евгений Кормашов – советником губернатора. Вице-президент ГК «СОК» Рустем Шиянов стал сенатором от Ульяновской области. Формировать имидж губернатора доверили саратовскому политтехнологу Льву Павлючкову.

Стоит отметить, что середина «нулевых» для экономики России стала золотым периодом: цены на нефть зашкаливали, малый бизнес не кошмарили, бюджетники не голодали. Исходя из реалий того времени, Лев Павлючков, насколько мне известно, предложил губернатору вполне работоспособную формулу успеха: «СМИ прикармливаем, проблем не замечаем, на каждую информационную атаку оппонентов отвечаем вбросом в новостях безумного креатива». На практике это выглядело так: недовольны горожане плохой работой общественного транспорта — губернатор предлагает, к примеру, построить метро. Или жалуются на плохие дороги — губернатор рассказывает про дирижабли и струнный транспорт. Чем безумней заявление, тем больший медийный успех оно имело. Роль «креативного губернатора» Сергею Морозову, безусловно, понравилась. Почти как Жириновский, только чуть меньше эпатажа. Окрыленный первыми имиджевыми успехами, Морозов сам не заметил, как попал в ловушку.

Говорят, что в 2008 году отношения между администрацией президента и губернатором резко ухудшились. В первую очередь это было связано с побегом в Эмираты президента ГК «Сок» Юрия Качмазова. Как известно, ГК «Сок» попала в опалу, а Морозов считался креатурой Качмазова. Во вторую очередь, проблемы возникли на фоне первой волны экономического кризиса. В Ульяновске начались акции протеста, иногда с перекрытием дорог и палаточными лагерями голодных учителей, а Морозов по старинке пытался рассказывать об усадьбе Колобка, музее СССР, летающих тарелках. О чем угодно, только не об алгоритме решения возникших проблем. Кремль требовал решительных антикризисных действий, а в арсенале Морозова оказывались сплошные утопические прожекты. Кое-как удалось дистанцироваться от самарской финансово-промышленной группы. Но о необходимости переформатирования политического образа губернатору, видимо, никто не подсказал.

Сергей Морозов не услышал тревожного «звоночка», что сытые «нулевые» остались позади. Он по инерции двигался в старом русле шуточек-прибауточек и не замечал, как стремительно растет спрос именно на реальную политику. Зашкаливающий рейтинг коммуниста Алексея Куринного — тому явное подтверждение. Бредовые мега-прожекты губернатора перестали вызывать веселые улыбки, зато в обилии откликались раздражением электората. Народ, как я считаю, от него просто устал.

Последний созыв Государственной думы еще более усугубил ситуацию. Там что не депутат, то политический фрик. Один грозится превратить Америку в радиоактивный пепел, другая пытается законодательно запретить оральный секс, третий на полном серьезе предлагает организовать колонию-поселение на Марсе. У многих телезрителей начал вырабатываться иммунитет на восприятие бредовых новостей. Россияне, а особенно ульяновцы, до тошноты перенасытились сплетнями, слухами, сказочными прожектами. После такой массированной психологической обработки ульяновский электорат окончательно потерял ментальную связь с главой региона.

До выборов губернатора Ульяновской области остается все меньше времени. Вернуть доверие электората за столь короткий срок Морозову, на мой взгляд, едва ли удастся. Теоретически, при наличии мощной финансовой поддержки (и за счет административного ресурса) Морозов может победить на выборах губернатора. Это будет техническая победа, но не духовно-лидерская. От такой победы градус социальной напряженности в регионе многократно возрастет. Избиратели опять почувствуют себя обманутыми. Как бы парадоксально ни звучало, народ боится перемен, потому что с каждым годом жизнь становится все хуже и хуже; но в то же время усиленно ищет надежду на изменения к лучшему.

На мой взгляд, Ульяновской области нужен новый харизматичный лидер. Подобно полководцу, новый глава региона должен объединить вокруг себя обессиленный народ и подарить им ту самую надежду на перемены к лучшему.

Если бы Морозов вовремя переформатировал стратегию имиджевого позиционирования, возможно, у него бы получилось стать духовным лидером. Но так как этого не произошло, его можно смело списывать как отработанный политический материал. Потому что настоящий политик должен быть гибким и ни в коем случае не должен попадать в заложники собственного амплуа.

www.nacexpert.ru