Пн. Май 17th, 2021

«Имейте совесть и остановитесь». О ликвидации советской символики и клятве депутатов

После принятия областного бюджета на будущий год и выступления губернатора Морозова депутатов в стенах областного парламента заметно убавилось. После перерыва на обед вслед за Морозовым в командировку уехал и председательствующий Бакаев, оставив принятие, казалось бы, статичных вопросов на своего зама Валерия Малышева. Но тут что-то пошло явно не так, как планировалось. Малышев как никогда оказался сегодня красноречив, а оказавшись в кресле спикера областного парламента, в кое-то веки позволил себе говорить все, что думает и как считает.

После перерыва в зале не увидели Богатову, Федорову и еще более десяти депутатов, что, впрочем, не помешало большинству единороссов в областном парламенте принять оба проекта, разработанные в комитете по государственному строительству, местному самоуправлению и развитию гражданского общества, возглавляемому Василием Гвоздевым. Последнему во время дискуссий пришлось изрядно попотеть и понервничать. С вносимыми законопроектами оказался несогласен даже вице-спикер ЗСО Валерий Малышев.

Итак, первым вносимым законопроектом оказалась инициатива, согласно которой до 2023 года на территории Ульяновской области должна быть ликвидирована советсткая символика, так что «удочки», которые г-н Гвоздев на прошлой неделе закинул в соцсети по поводу снесения герба РСФСР со здания областного парламента, оказались не случайны. Более того, по словам Преображенского, губернатором подписано постановление и разработана дорожная карта, по которой за 5 лет будет проведена смена всей советской символики.

Прекрасно понимая, что «вместе с водой можно выплеснуть и ребенка», первым в полемику вступил сам вице-спикер ЗСО Валерий Малышев:

– Вот вы скажите, на министерстве иностранных дел России висит герб. Кого то он беспокоит или нет? Или это только у нас это кого-то беспокоит?

– Герб советского союза на Доме советов – это аналогичное. Герб РСФСР, который является неотъемлемой частью исторического здания. Сносить или нет – решать будут историки и культуроведы, – пытался объяснить Преображенский. – В первую очередь речь идет о наградах.

– Как мы хотим вытравить все, что связано с Советским Союзом, – не дал досказать Преображенскому Малышев. – Ну, зачем так. Так давайте снимем его. Снимем вместе с окнами и стеной и будем заседать где-нибудь в другом месте.

Гвоздев, выступающий содокладчиком, попытался объяснить свою инициативу. Правда, ничего конкретного сказать так и не смог, кроме официальной информации.

– Мы запросили всю информацию и получили весь отчет облправительства по работе, которую они должны провести до 2023 года. Сколько у нас в муниципалитетах по области еще старой символики, сколько средств еще необходимо на ее замену, поэтому по плану, который предлагает правительство области, вопросов нет.

Тут не вытерпел Кругликов:

– О покойниках плохо не говорят, но могу сказать следующее: в 96-м году Немцов и Гайдар топтали флаг Советского союза в Москве, и я вынужден был выступить с инициативой по принятию Постановления государственной думы о советском флаге. Оно было принято Госдумой о принятии и красного флага государственным. И этого никто не отменял. Я вообще не понимаю, кто хочет уподобляться тем уродам, которые стали воевать с советской символикой на Украине. Вы видите, к чему это привело, как привели страну к «камнепаду», памятники Ленину рушат, теперь добрались до Жукова, памятникам советским солдатам. Только начни… Соображений нет ни хрена, я скажу. Извините за выражение, за такое непарламентское высказывание. Вы чего делаете? Зачем вам это нужно? Вы сами собираетесь призывать к единству. Вы кукарекаете об этом и сами вносите раскол. Я вам прямо говорю: вы не истории не знаете толком, ни прошлого страны. Вы что вытворяете? И со всем этим претесь сюда. Имейте совесть и остановитесь, «реформаторы».

– Ну, надо же кому-то попасть в прессу, хочется кому-то сказать: вот он, прогрессивный человек, – поддержал Кругликова Малышев, глядя на Гвоздева. Лысина последнего от критики Кругликова и Малышева покрылась испаринами и блестела, как пасхальное яйцо.

– Я бы хотел ответить, – попытался спасти репутацию Гвоздева и Морозова Преображенский.

– Не надо отвечать, – прервал его Малышев. – То, что касается эмблем на зданиях, которые нельзя снести, не трогайте. А то, что касается замены герба на всяких там бланках, – пожалуйста. Гвоздев, Эдварс, давайте не будем полемику открывать.

Тут вмешался Эдварс, попытавшись спасти ситуацию:

– Один закон вносим, второй обсуждаем. Создается впечатление, что кто-то на самом деле хочет что-то снести.

– Все и так поняли, о чем идет речь и чем это может закончиться, – парировал Малышев и поставил вопрос на голосование.

Закон принят, хотя все прекрасно понимают, чем это может закончиться. Кто даст гарантии, что Дом советов будет признан объектом культурного наследия и с него не снесут герб РСФСР? И речь здесь не только о Доме советов, но и о других многочисленных зданиях в регионе.

«НАДО ГВОЗДЕВА ОТПРАВИТЬ В АРМИЮ, ПУСТЬ ТАМ КЛЯНЕТСЯ»

Доклад по внесению изменений в Закон о депутатах Ульяновской области решился держать сам Гвоздев. Речь шла про порядок принесения клятвы тех депутатов, которые по каким-то обстоятельствам не смогут присутствовать на первом заседании ЗСО.

– Если бы был записан депутат, который клятву принес, а потом совершил преступление, вот ему бы до еще добавить года три к тюремному сроку. А что эта клятва моральная, что она даст? Ну, вот я давал клятву и присягу, в армии, потом будучи прокурором. Я знаю, что это такое, вы не знаете, – заявил он, глядя в глаза Гвоздеву. – А клятва?

– Валерий Алексеевич, законодательное собрание два года назад принимало этот закон, – попытался успокоить Гвоздев вошедшего в раж Малышева.

– Да хоть три или четыре. Члены правительства дали клятву и что дальше?

– А разве это не важно? – с детской наивностью защищался Гвоздев.

– Мы как пионеры стали, будем еще давать клятву. Вот, к примеру, если давал клятву и совершил правонарушение, то тогда другие последствия для депутата должны быть. Как у нас присягу в армии: убежал я из армии, не приняв присягу, мне ничего не будет. А когда присягу дал и убежал – мне будет срок. А здесь чего: ну, дал я клятву, нарушил закон и чего? – не успокаивался Малышев.

– Последствия должны быть через наказания, моральные последствия тоже…

– Какие моральные? – искренне недоумевал Малышев, понимая, что Гвоздев выкручивается как уж на сковородке, на ходу придумывая пустые оправдания.

– Во всей России уже так, – парировал ему Гвоздев.

– Ну да. И я смотрю, вся Россия расцвела, а чиновники стали работать честно. То и дело губернаторов в клетках как Разина и Пугачева в Москву возят, – разошелся не на шутку Малышев.

– Ну, зачем так говорить, – глупо улыбался Гвоздев.

Тут не выдержал Кругликов:

– Да за что голосовать! Дурацкий закон, теперь к дурацкому закону вносим дурацкую поправку, которая не делает этот закон более разумным.

– Вы мне только скажите, – опять вмешался Малышев. – Фракция коммунистов, они будут, что ли, давать клятву?

– Ну хорошо, меня избрали, я не пришел на первое заседание. Тут губернатор – не губернатор, и каждый будет вставать и клястья, – поддержал Малышева Кругликов.

– Перед кем? – задался вопросом Малышев

– Не знаю! – ответил Кругликов. – Перед Василием Анатольевичем, очевидно. Он у нас инициатор клятвы.

– Депутат если уж и должен давать клятву, то народу и своим избирателем, а не чиновниками, – поддержал Кругликова Малышев.

– О чем и речь! Когда Гвоздев этот закон предлагал, я ему об этом и говорил. У нас есть единственное, перед кем мы должны клятву какую-то давать, так это избиратели. А нам сейчас говорят: нет, давайте клясться перед губернатором, а он вдруг и не придет. И что?

Понимая, что его абсолютно никчемная инициатива может провалиться, Гвоздев начал говорить, что подобный закон действуют в абсолютном большинстве регионов, и если кто-то считает клятву не важной, может не приходить на заседания и ее не давать.

– Те депутаты, которые считают для себя это морально сильной, идут и клянуться, – заключил Гвоздев.

– Морально сильной? Надо Гвоздева в армию отправлять, пусть там клянется, – предложил Кругликов.

– Не взяли, – заключил Малышев.

– В повестке дня стоит вопрос, мы за нее проголосовали, так что надо по вопросу голосовать. Мы свое отношение высказали. Все даем клятву, – завершил обсуждение Малышев.

Несмотря на то, что из 20 оставшихся депутатов за инициативу Гвоздева не голосовали 8 человек, законопроект был принят.

Ирина Казакова