Пт. Окт 30th, 2020

Научат Родину любить. В Ульяновской области узаконят патриотизм

Сегодня в Ульяновском центре питания и торговли (видимо, с намеком, что на голодный желудок любовь к Родине невозможна) свое слово сказали педагоги. Все «про» и «контра» выслушал и наш портал.

Модератором встречи стал один из основных разработчиков регионального проекта о любви к Родине Александр Яковлев. Интересно, что в соцсетях местом основной работы главного ульяновского специалиста по воспитанию патриотов значится филиал одного из крупных российских банков. Но не суть. Свое детище Яковлев назвал верхушкой айсберга. И обозначил основные составляющие проекта: план мероприятий – комплексная программа с конкретными исполнителями и конкретными сроками. Создание координационного совета и центра патриотического воспитания и подготовки молодежи к службе в армии.

На сегодняшний день проект закона состоит из двух частей – идеологической и утилитарной. Координирующим органом во исполнение закона назначается министерство искусства и культуры Ульяновской области. Кроме того, основными ответственными за его последующую реализацию станут облправительство, региональные минобр и минспорт, а также департамент молодежной политики. Александр Яковлев пояснил собравшимся, что главная цель будущего областного закона – систематизация работы и создание единой идеологии патриотического воспитания в регионе. В качестве отрицательного примера привел «мероприятия, которые сегодня проводятся зачастую без единой цели, лишь бы нагнать народ». Предостерег от возможных ошибок. Как в Законе о семье, «где используется термин «любовь», но не объясняется, что это такое». Или как в Законе о мате, когда специалисты до сих пор не могут прийти к единому мнению, какие именно идиомы подпадают под понятие «нецензурная брань».

Накануне познакомившиеся с законопроектом не по диагонали педагоги обнаружили в нем немало огрех. Как стилистических, так и в смысле главной идеи. Некоторые справедливо отметили, что «задачей воспитания не может быть построение системы воспитания, как написано в документе – это нарушение логики с точки зрения педагогики и психологии». А также заметили неточно прописанные отношения субъекта и объекта, ведь, например, «по отношению к людям старше 35 лет сложно, даже невозможно говорить о воспитании или даже просто о перевоспитании». Особо бдительные обнаружили даже орфографические ошибки в тексте, как-то: деепричастный оборот «являясь координационным органом», не выделенный запятыми.

Говорили и о более значимых моментах. Замдекана истфака ульяновского педуниверситета Сергей Паулкин обратил внимание на определение критериев чувства любви к Родине глобально и на необходимый новый функционал этого понятия. Кто-то посоветовал прописать семью, как основной субъект патриотического закона. Другие заостряли внимание на том, что «закон должен стимулировать воспитание, ориентируясь на конечный результат». Проще говоря, поинтересовались, а сколько будут платить за воспитание патриотов. Чтобы не было «казенного отношения» к закону, и он «не стал мертворожденным», инициировали «поощрение семей, не только родивших много детей, но и вырастивших из них достойных граждан».

Часть присутствующих засомневалась, стоит ли так уж активно, как написано в проекте, привлекать к воспитанию патриотов духовенство. Другая часть им активно возражала: религиозная составляющая, дескать, в патриотическом воспитании очень важна. Поскольку «религия определяет формальные рамки поведения социальной личности».

Долго разбирались, почему в законопроекте не прописана роль пяти ульяновских вузов и нескольких военизированных объединений, подведомственных минобороны РФ. Выяснилось, что федеральные социальные и общественные институты уже и так действуют в рамках российского закона о патриотизме. Объясняя, почему в проекте регионального закона не прописана любовь к малой родине, Александр Яковлев высказал опасение, что это «может привести в ряде случаев к сепаратизму, что отчасти наблюдается на Кавказе».

Разработчика проекта поддержал человек в военной форме: «Ну, что поделать, если не нравится человеку в Ульяновске. Он же не перестает быть от этого патриотом – главное, чтобы страну любил!» Но высказал собственное сомнение: стоит ли привлекать к контролю за исполнением закона представителей областного молодежного департамента, где «мало кто в армии служил».

Кстати, что касается исполнения будущего регионального закона, то тут главное опасение педагогов заключалось в том, что он может стать для них дополнительной палкой, «кнутом». Под конец обсуждения почти договорились даже до «главного по патриотизму» в образовательных учреждениях области. Да вовремя одумались – своими и без того небогатыми ставками делиться не захотели. В итоге насаждение патриотизма сверху главным образом юным жителям Ульяновской области в целом одобрили. Но с рядом вышеназванных оговорок – от дополнительного финансирования до привлечения к процессу вооруженных сил.

Николай Владимиров